Первая реанимационная бригада  на станции скорой помощи была организована в 1963 году и числилась она под номером  «3».
Очень долгое время это была единственная на весь город мобильная реанимация, правда выезжала она в основном по вызову линейных бригад.
На линейных бригадах в те далекие годы работали только фельдшеры. Но какие это были фельдшеры! Они практически умели все! Знаний и умения для самостоятельной работы  у них было предостаточно, ежегодно фельдшеры всех бригад и линейных и специализированных сдавали экзамены на профпригодность к самостоятельной работе.
Врачей было мало, в смену всего 4 врача: два кардиолога и по одному на психоневрологи ческой и реанимационной бригадах.
Названия у «3» бригады были разные: противошоковая, травматологическая, анестезиолого-реанимационная и только потом реанимационная.
Работать на реанимации было очень престижно, но попасть на нее было очень трудно. Прежде чем начать работать на реанимации, фельдшер должен был несколько лет отработать на кардиологической бригаде, потому, что только там он мог приобрести навык попадать в любую вену.
Не уметь этого  на реанимации было нельзя, потому что, если любая другая бригада не справлялась, то на помощь всегда приезжала реанимация, а эта бригада не имела права позволить себе чего-то не уметь.
В 1976 году организована детская реанимационная бригада, а 1984 году – токсикологическая.
Наши фельдшеры днем работали, а вечером учились в институте, заканчивая  многие оставались на реанимационной бригаде, а кто уходил со скорой, все равно не расставались с реанимацией, потому что это любовь.
Водители на эти бригады подбирались высококлассные,  хорошо знающие топографию города, все улочки-переулочки и с какой стороны на них въехать, с какой – выехать. Характерно то, что никто из них не был безразличен к нашей работе, помогали во всем безоговорочно. Бригада была – монолит,  «один за всех и все за одного».
Особенностью работы врача является то, что после себя, к сожалению, ничего невозможно  оставить материального.
Но в душе каждого врача остается главное – это память за спасение чьей-то жизни и иногда благодарность пациентов.
Какую испытываешь гордость, радость и удовлетворение своей работой, когда ты смог кому-то  помочь!
Дорогие коллеги-реаниматологи! Поздравляю всех Вас с пятьдесят первой годовщиной реанимационной службы   нашей СКОРОЙ!
Желаю только успешных реанимаций!!!
Чтобы никогда чувство  опустошения и горечь разочарования от безуспешности приложенных усилий не присутствовала  в вашей  благородной работе!
Когда-то в далеких 70-х мы сочинили на один из КВН(ов) песенку про реанимацию, исполняемую на мотив В.С. Высоцкого «Гимнастика».
Смысл и сущность по-прежнему остается те же, хоть и прошло 40 лет.
 
Мы работаем на «Скорой», коллектив у нас веселый,
Нам присущи   пластика и грация!
Если  кто-то крикнул «Ой!», «Помираю! Боже мой!»
Значит здесь нужна  реанимация!
Гражданин в одних кальсонах отдыхает на газоне,
Перепил… такая ситуация!
Даже если древний дед, и в «обед» ему 100 лет,
Мчит к нему тотчас  реанимация!
Вот товарищ без сознанья и отсутствует дыханье,
Посинел… и полная прострация…
Мы к нему без промедленья и мигая и сиреня,
Мчим…!  Поскольку мы - реанимация!
Мы на вызов приезжаем, аппараты вынимаем,
В ход у нас идет дефибриляция!
В вену делаем укол,  ИВЛ,  и… ритм пошел!
Это все, друзья – реанимация!
Глядь…  лицо-то розовеет, сердце бьется веселее,
Дышит!!! И исчезла  фибриляция!
Мы такого с пылу – жару доставляем в стационар
Потому что мы – реанимация!
Нам уже за 50! И пусть часто говорят,
Что совсем не слышим мы овации.
Но деньги платят нам не зря! (откровенно говоря)
Не прожить нам всем, друзья, без  реанимации!
   
Н.П. Дашкина
сентябрь, 2014 год
​